Posted on: 14.09.2020 Posted by: admin Comments: 0

Суд разрешил привлечь бенефициара крупного бизнеса к субсидиарной ответственности, но вышестоящие инстанции отменили решение. Кредиторы якобы не смогли доказать причастность бизнесмена к выводу активов из подконтрольной фирмы, потому что не представили прямых доказательств. Верховный суд исправил ошибку и разрешил кредиторам в таких спорах ограничиваться убедительными косвенными доказательствами, после представления которых уже привлекаемый к «субсидиарке» руководитель должен опровергнуть доводы своих оппонентов.

В 2014 году Сергей Головачев, депутат Заксобрания Омской области, бизнесмен, учредил «Торгово-закупочную компанию «Синергия», которая занималась оптовой торговлей мясом и другой деятельностью в сфере сельского хозяйства. В конце 2014 года он переоформил компанию на подконтрольное АО «Группа Синергия». Через несколько лет фирмы начали испытывать финансовые трудности, а в 2017 торгово-закупочную компанию признали банкротом. Согласно данным Casebook, общая сумма требований – порядка 276 млн руб.

Денег в конкурсной массе не хватало, поэтому кредиторы решили пополнить ее за счет Головачева. Общество «Де Хес» обратилось в суд с заявлением о привлечении депутата к субсидиарной ответственности. Кредиторы обвинили Головачева в том, что именно он довел подконтрольное общество до критического состояния (дело № А46-10739/2017).

Апелляции не хватило доказательств

Арбитражный суд Омской области с этим согласился. Первая инстанция установила, что в результате контролирующего влияния Головачева на руководство «Синергии» она заключила несколько подозрительных сделок по выводу денег со счетов. В общей сложности было выведено порядка 400 млн руб., что и привело общество к банкротству.

Практика Верховный суд одобрил «субсидиарку» для теневого бенефициара

При этом схемы по выводу денег не были сложными. Примерно половину «Торгово-закупочная компания «Синергия» направила напрямую на счета материнской «Группы Синергия». А еще подконтрольное Головачеву общество перевело 30 млн руб. прямо на его счет и погасило несколько его долгов перед кредиторами. Суд пришел к выводу: Головачев создал и поддерживал в «Синергии» такую систему управления, которая изначально была нацелена на «систематическое извлечение выгоды» другими членами холдинга во вред должнику и его кредиторам.

Дело пересмотрели в апелляции. По мнению 8-го ААС, кредитор не предоставил доказательств, что заведомо невыгодные сделки совершались с одобрения Головачева. Кроме того, кредитор не провел «системное исследование отношений, сложившихся между должником и другими членами группы лиц», а также не предоставил суду письменного анализа, как сделки повлияли на результат финансово-хозяйственной деятельности «Синергии». Также, по мнению апелляционного суда, совершенные в пользу самого Головачева сделки не прошли тест на критерий существенности применительно к масштабам деятельности должника. Проще говоря, их цена была слишком мала, чтобы привлечь депутата к «субсидиарке».

Когда прямых доказательств нет, достаточно косвенных

Верховный суд, который рассмотрел это дело 27 августа (репортаж с заседания читайте в материале «ВС привлек к «субсидиарке» без прямых доказательств»), опубликовал мотивировочную часть своего определения. 

Нужно учитывать «объективную сложность» для кредиторов в получении прямых доказательств, что бенефициар давал какие-либо указания относительно тех или иных сделок. Поэтому суды должны принимать во внимание согласующиеся между собой косвенные доказательства, а также анализ поведения вовлеченных в спорные отношения лиц.

Практика Практика АС Московского округа: соглашение без согласия и «субсидиарка» для экс-руководителей

В этом деле, по мнению тройки судей во главе с Иваном Разумовым, такие косвенные доказательства были. Например, объяснения контрагента «Торгово-закупочной компании «Синергия», который заявил, что должник всегда ассоциировался у него с Головачевым. Кроме того, несколько компаний из холдинга Головачева регулярно переводили друг другу деньги, хотя реальные экономические отношения между ними отсутствовали. Еще одно косвенное доказательство – Головачев «по мере необходимости» использовал деньги «Синергии» на свои нужды.

Кредитор представил «достаточно серьезные доводы и существенные косвенные доказательства», из-за чего бремя доказывания причастности или непричастности Головачева к спорным сделкам перешло на самого предпринимателя. Головачев же никак не доказал, что операции в подконтрольной ему компании происходили без его ведома. А это значит, что суд первой инстанции правильно привлек его к «субсидиарке» по долгам «Торгово-закупочной компании «Синергия».

Источник: Право.Ru

Прокомментировать