Posted on: 24.04.2020 Posted by: admin Comments: 0

Суд проверил конституционность положения ФЗ «О страховых пенсиях».

Конституционный суд признал, что ч. 3 ст. 17 ФЗ «О страховых пенсиях» не соответствует Основному закону из-за неопределённости её содержания и возможности произвольного толкования. В упомянутом положении закона говорится о том, что люди, на иждивении которых находятся нетрудоспособные члены семьи, имеют право на повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии.

КС рассмотрел жалобу Инны Дашковой. Жительница Челябинска ухаживает за своим сыном 1999 года рождения. В 2002 году его признали ребёнком-инвалидом, а в 2017 году – инвалидом детства I группы. Решением Ленинского райсуда Челябинска он признан недееспособным.

В этом сюжете

    19 важных позиций Конституционного суда за 2019 год
    4 марта, 8:45

    Конституционный суд разъяснил статью УК о незаконном сбыте госнаград
    2 марта, 15:58

Ежемесячно Дашкова получала выплаты, будучи неработающим трудоспособным лицом, которое ухаживает за ребёнком-инвалидом. По достижении 50 лет ей досрочно назначили страховую пенсию по старости в размере 9829,28 руб. 6406,41 руб. от этой суммы – фиксированная выплата с учётом повышения на одного иждивенца.

Когда ребёнок стал совершеннолетним, фиксированная выплата к страховой пенсии Дашковой сократилась до стандартного размера в 4805,11 руб. Из-за этого уменьшился и суммарный размер самой пенсии. Он стал составлять 8227,58 руб. в месяц. Жительница Челябинска отправилась в суды с требованием установить факт нахождения её сына на иждивении и пересчитать страховую пенсию по старости. Дашковой отказали. Ссылаясь на ч. 3 ст. 17 ФЗ «О страховых пенсиях», суды отметили: правовых оснований к повышению фиксированной выплаты нет. Размер социальных выплат, получаемых сыном женщины, превышает размер страховой пенсии по старости, назначенной Дашковой. А потому доход заявительницы не может рассматриваться как основной источник средств к существованию её сына, который в силу этого не может быть признан иждивенцем Дашковой, посчитали суды.

Далее женщина обратилась в Конституционный суд, который встал на её сторону. В своём постановлении КС обратил внимание:

    поскольку оспариваемое заявительницей положение не содержит понятия иждивения и не определяет круг лиц, признаваемых иждивенцами для фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости в повышенном размере, оно подлежит применению в системной взаимосвязи с другими нормами ФЗ «О страховых пенсиях»;в судебной практике не сложилось единого подхода в признании инвалида иждивенцем при решении вопроса о праве на повышение фиксированной выплаты для его родителей. Одни суды отказываются признавать инвалида иждивенцем, если размер их дохода превышает родительский, другие суды принимают противоположные решения.

«Практика реализации ч. 3 ст. 17 ФЗ «О страховых пенсиях» свидетельствует о неопределенности ее нормативного содержания <…>, которая порождает неоднозначное истолкование данного законоположения и, соответственно, возможность произвольного применения», – указал суд и признал, что упомянутое положение не соответствует Конституции.

КС поручил федеральному законодателю устранить неопределенность нормативного содержания ч. 3 ст. 17 ФЗ «О страховых пенсиях». Дело Дашковой в суде общей юрисдикции подлежит пересмотру.

Источник: Право.Ru

Прокомментировать