Posted on: 08.04.2020 Posted by: admin Comments: 0

Не первый год за тем, что происходит в городской клинической больнице №1 Махачкалы, следят десятки и сотни неравнодушных и любопытных. Следят за каждым шагом врачей, медсестёр, руководства, за каждым их просчётом и за каждым их успехом. Оценивают все поступки и действия.

И порой делают это не медики и не сотрудники профильных проверяющих и инспектирующих органов, а простые горожане. Чаще всего они даже не очень хорошо ориентируются в деталях организации лечебного процесса. Но оценивают и следят. Имеют право. Как жители города и как граждане республики. Потому что любой из них может оказаться на месте пациента и испытать все нюансы на себе. И если раньше состояние дел в больнице оценивалось в основном по слухам, то теперь всё прозрачно. Главный врач Хаджимурад Малаев охотно рассказывает об уже сделанном, о том, что происходит прямо сейчас и о планах на стремительно приближающееся будущее.

 

Что изменилось?

 

Совсем недавно только и слышно было о недофинансировании, нехватке лекарств и коек в крупнейшем медучреждении города, но сегодня нельзя не заметить, что в больнице стало намного больше порядка и духа именно лечебного учреждения. Правильно организованный лечебный процесс, оптимизация и развитие. Как это стало возможным? По мнению руководителя, очень много зависит от профессионализма:

– Бюджет любой больницы, в том числе нашей, рассчитывается не с потолка, а исходя из числа пролеченных пациентов. Доверился пациент нашим врачам, пришёл к нам, пролечился, и нам за него Фонд обязательного медицинского страхования оплатил. Не доверился, не пришёл – оплаты нет. Мы бюджет пациентами зарабатываем. И чем больше нам доверяют и идут к нам лечиться, тем мы будем активнее наращивать свои материальные и интеллектуальные ресурсы, иметь возможность совершенствоваться, обучаться. Врач ведь непрерывно должен учиться, в течение всей своей практики, иначе отстанет безнадёжно.

Значит, всё зависит в конечном итоге от профессионализма врача. Если он в чем-то не дорабатывает, не применяет самые современные методы и технологии, то и у всей больницы средств хватит только на зарплату, а на развитие не останется. Она не сможет развиваться, она будет выживать. Условия, сопутствующие непрерывному развитию крупной клиники – это когда в бюджете больницы после выплаты зарплаты сотрудникам остаётся примерно такая же сумма на развитие.

И, естественно, когда наше понимание перспективы развития совпадает с точкой зрения управляющих ведомств – Минздрава и ФОМСа, когда у нас интерес общий – оказание качественной медицинской помощи дагестанцам, тогда этот непростой пазл успешно складывается. Что, собственно, и происходит в настоящий момент. Руководители обоих ведомств сегодня полностью на нашей стороне, отсюда и продвижение успешное.

 

Частная клиника vs государственная больница

 

После многолетней практики и успешного опыта управления частным медицинским центром Хаджимурад Магомедович теперь руководит городской больницей с другими принципами организации работы. Совпадает только одно: и частные, и государственные медицинские учреждения – полноправные участники лечебного процесса, объектом которого являются одни и те же люди – население республики:

– У тех и у других есть свои преимущества и свои недочёты. Выбор за пациентом. Он решает, к кому и в каком случае ему обращаться. Но если он пришёл в государственное медицинское учреждение за бесплатной медицинской помощью, которую ему гарантирует система обязательного медицинского страхования, мы обязаны предоставить ему эту помощь по максимуму, а не искать лазейки, как выкачать из него деньги в обход правил.

Это принцип, через который я не могу перешагнуть, и сразу после прихода в первую городскую я эту позицию чётко обозначил. Знаю, что некоторые мои коллеги к этому проще относятся, а для меня это недопустимо. Если мы один раз вынудим пациента заплатить за ту услугу, которую ему должны по закону оказать бесплатно, потом второй раз, третий, то его доверие потеряем навсегда. Я вижу в этом нечестность по отношению к этому человеку.

Да, медицинская организация получит за это деньги, обогатится, но пострадает кто? Пациент. Он же – житель нашего города, нашей республики, нашей страны. Кому от этого хорошо?

Кстати, в этом и заложена основа здоровой конкуренции. Люди готовы выбрать сами то медучреждение, где их лучше и комфортнее обслуживают, где оборудование выше классом, следовательно, результаты лечения выше. И если был период, когда по многим позициям частник шёл впереди, то теперь расклад сил меняется кардинально:

– Вырос очень сильно уровень государственной медицины, её оснащенность. И теперь частникам, чтобы конкурировать с государственными лечебными учреждениями, придётся очень сильно подтягиваться, следовательно, вкладываться финансово. Декларировать голословно не получится, мол, «Я частник, поэтому у меня лечение лучше. Приходите ко мне лечиться и несите мне деньги». 

Надо предложить населению то, чего пока нет у государства. Это нормальный соревновательный процесс, в результате которого на рынке медицинских услуг останутся крупные игроки с большими возможностями, а мелкие, неконкурентоспособные – отсеются.

И у частной медицины тут значительное преимущество перед государственной – она более поворотливая и манёвренная. Ей не нужно проходить множество этапов бюрократических согласований, обязательных процедур торгов, оформления документации, на которые уходит слишком много времени. Иногда и актуальность вопроса теряется, и время уходит, как, например, с закупкой лекарственных препаратов для больницы. Заказывать их раньше мы не можем, так как не знаем точного количества и цены на момент аукциона. В результате получаем их к середине года – такая вот система.

 

Потребность в честности

 

Говорить про коррупцию во всех сферах нашей жизни сложно, в медицине – особенно. Когда на кону жизнь близкого человека, ты легко становишься уязвимым и манипулируемым. Пользоваться этим, говорит Хаджимурад Малаев, один из самых тяжких грехов. Поэтому в больнице этому явлению объявлен бой категоричный и беспощадный. В каждой палате висят схемы оповещения, к которым следует обратиться, если пациенту начинают намекать на то, что лечить его будут только после того, как…

– Мы говорим пациенту: «В нашей государственной системе всё бесплатно. Но если вы столкнулись с проблемой, с коррупционной составляющей, то, пожалуйста, звоните, сообщайте». Регулярно проводим анкетирование и даже оперативно реагируем на все слухи. Просто идём в то отделение и разговариваем со всеми участниками инцидента вместе и принимаем меры. Это работает.

Я удовлетворён тем, что мы сдвинули это дело с мёртвой точки. У меня ощущение, что потребность работать честно всё равно сидела внутри людей. Потому что никакими деньгами не заменить удовольствия от благодарности пациента. Это совершенно иной эффект и другое ощущение. Искренняя благодарность, если в ней нет коррупции, а только искреннее стремление оказать помощь – это ведь халал. И сегодня у нас переполненная клиника, множество желающих лечиться, и мы имеем возможность и искреннее желание помочь им. А дагестанский пациент по природе своей самый благодарный.

Я считаю, что врач – это воин добра. У него должна быть потребность совершать благие поступки. Внутренняя потребность. Если он работает в государственной больнице, за это ему государство платит деньги. Но если он  использует государственные ресурсы, материальную базу, технические возможности этого учреждения и при этом зарабатывает для себя, минуя кассу и ставя больного в

позицию должника, то это не врач, а предатель. Он относится очень плохо и к своему народу, и к своей профессии.

По мнению Хаджимурада Магомедовича, от человека, воспитанного на таком понимании своей профессиональной деятельности, не приходится ожидать ничего хорошего. Собственно, он и как врач вряд ли оправдывает надежды пациентов:

– Если врач поставил для себя цель получать супердоходы, он идёт в частную клинику, работает в нескольких направлениях и добивается хороших доходов, используя свою квалификацию, свои навыки. Он не будет для улучшения своего материального положения придумывать и использовать какие-то сомнительные незаконные схемы, прятать их, жить в страхе. Эти схемы сегодня всплывают моментально. Первый же пациент, которого ты попросил авансом оплатить ещё не оказанную услугу, расскажет об этом всем своим близким. И слава покатится оглушительная, но недобрая. А если я на это отреагирую адекватно и мои коллеги отреагируют, если мы дадим понять, что этому не место в медицине, то процесс вымывания таких людей обязательно произойдёт. Потому что на этом строится авторитет клиники. Когда мы поймём это, корпоративная этика выйдет на первое место. Я свою задачу вижу в том, чтобы у сотрудников появилось стойкое убеждение, что работать в Первой городской больнице вместе с таким профессиональным коллективом – это почётно.

Но для того, чтобы такое понимание врачом своего предназначения пришло к каждому человеку в белом халате, нужно менять не только сознание уже работающего врача. Скорее всего, неизбежно пересматривать всю систему отбора, допуска и подготовки медицинских работников, и начинать её не в больнице, а ещё в школе.

– К сожалению, в медицину часто попадают случайные люди, у которых нет сердца, ни ума. Я к этому отношусь очень серьёзно и верю, что мою точку зрения разделят те, от кого зависит отбор. Я вообще бы хотел обратиться к дагестанцам с таким призывом: слушайте, земляки, дайте нам возможность обучить для вас врачей. Вы же от нас требуете качественной медицины, но в то же время просите преподавателя совершить подлог, поставить незаслуженные оценки вашим детям. В какое положение вы ставите преподавателя, руководство университета, и в конечном итоге меня как главного врача, к которому приходит работать этот так называемый «врач». Что мне с ним делать? У меня нет времени переучивать его и перестраивать его мозги. Мне нужно, чтобы он лечил людей, а он будет думать, как ему найти выход из этой ситуации, а не совершенствовать самого себя. Ещё и о своём кармане, ведь родители в него столько вложили.

Врач – это вообще особая специальность, и приходить в неё должны избранные. Я бы сделал отбор при поступлении в медицинские вузы  гораздо жёстче, чем в любую спецслужбу, спецназ или в армию. А потом ещё и ужесточил контроль на всех этапах освоения профессии. Потому что врач отвечает за жизнь человека. У него должны быть огромное сердце, огромные знания и искреннее намерение помогать людям. Без этих составляющих он никогда не станет настоящим врачом.

А если он не станет нормальным врачом, его уровень профессионализма будет постепенно снижаться, пока общество наконец не скажет: о, какие у нас врачи нехорошие, откуда они такие взялись у нас, кто их такими сделал. Кто создавал условия для того, чтобы он стал таким? Крайними опять оказываемся мы, и нам приходится, как в песне, «я его слепила из того, что было», лепить, формировать хоть какие-то его профессиональные качества, вкладывать в него дополнительные усилия, повторно обучать его.

Сейчас психологи говорят, что, чтобы информация дошла до человека, надо проговорить её минимум десять раз. Это же время. Время руководителя, как минимум. Потому что меня с первого раза не услышали. А он не готов был услышать с первого раза, потому что на каждом этапе в цепочке «школа-ЕГЭ-университет-ординатура-практическая работа» у нашей шестерёнки выпадало по одному зубцу, и она прокручивалась в механизме подготовки специалиста. В итоге на выходе у шестерёнки зубцов нет, это просто ровное колесо, и оно прокручивается. Всё, механизм не запускается. Ошибка в самом начале, а в финале – отсутствие качественной медицины в Дагестане.

Поэтому я согласен, что отбор в медицинские работники должен быть высочайшей строгости, качественный отбор ещё на уровне поступления, тестирование психологическое, интеллектуальное. И в процессе обучения тоже необходимы инструменты для отсева, чтобы в медицину попадало как можно меньше случайных людей.

 

Как планировать будущее

 

Помните, когда начали реализацию нацпроектов в области здравоохранения, возникала такая ситуация: оборудование в больницу привезли, отчитались, а работать на нём некому, ставить некуда. Было даже такое – в высокогорные сёла отправляли аппаратуру, работа на которой требовала использования проточной горячей и холодной воды, а в больнице туалет на улице. Абсурдные и непродуманные решения, к счастью, ушли в прошлое.

– Мы ежегодно сейчас получаем много современного высокотехнологичного оборудования по нацпроектам. И до 2024 года постепенно будет произведено переоснащение всех клиник. Думаю, следует в первую очередь оснащать большие клиники, а потом идти вниз. Всё же основная масса пациентов идёт в крупные центры, туда, где больше возможностей получить качественное лечение. Потому что купить оборудование – мало. Это всё равно, что захотеть купить рояль, а кто на нём играть будет, кто настраивать будет – не задуматься.

Нужно ещё вкладываться в обучение персонала, в инженерно-технические кадры, которые будут следить за работоспособностью и точностью. Нужно следить за тем, чтобы оборудование не простаивало и не использовалось не по прямому назначению. И когда с руководителя за всё это спрашивают, он уже иначе подходит к вопросу приобретения и отвечает: нет, мне это оборудование не нужно, оно у меня стоять будет, отдайте его туда, где есть специалисты и где оно будет востребовано.

Мы в прошлом году открыли несколько новых отделений: реабилитации, пульмонологии, острого коронарного синдрома, острых нарушений мозгового кровообращения, эндоскопическое, эндоваскулярное отделения, отделение паллиативной помощи, при этом не изменив ни штатное расписание, ни увеличив коечный фонд – всё за счёт перенастройки внутренних резервов. Первый год работы показал, что это было эффективно.

Но реальность последних месяцев внесла в планы Хаджимурада Малаева по развитию больницы № 1 свои коррективы. В нашу жизнь вмешался коронавирус, и созиданию придётся немного подождать. Первая городская больница стала резервной для массового приёма больных коронавирусной инфекцией. Несмотря на экстренную готовность и принятие чрезвычайных мер для того, чтобы притормозить стремительное распространение вируса, главврач советует придерживаться главного правила – не паниковать! И объясняет это вполне по-научному, как и подобает настоящему специалисту:

 Паника − это страх. Страх сковывает иммунную систему и та перестаёт защищать наш организм в полной мере. Человек становится более уязвимым перед болезнями, которые под прикрытием неразберихи и паники проникают внутрь и разрушают всё на своём пути. Берегите свой иммунитет, выполняйте простые правила и рекомендации, будьте дисциплинированными. Китай победил коронавирус дисциплиной. Давайте последуем хорошему примеру и перестанем бравировать своей силой, которая в данном случае нужна меньше, чем разум. Будьте здоровы!

 

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста

ЛИЦЕНЗИЯ ЛО-05-01-001242 от 27 ноября 2015 года.

 

Источник: chernovik.net

Прокомментировать