Posted on: 18.04.2020 Posted by: admin Comments: 0

Ситуация с коронавирусом стала испытанием для многих сфер деятельности. Особенно это сказалось на системе образования: режим самоизоляции продлён на месяц, а школы и вузы переведены на дистанционное образование.

Но как бы то ни было, учебный процесс продолжается, приём в вузы никто не отменял, а значит, будут и абитуриенты. Вузы уже сейчас должны готовиться к сезону, когда начнётся пора сдачи ЕГЭ и вступительных экзаменов. Этот год – непростой для высшего образования, а значит, придётся уделить тщательное внимание программе обучения и с большей эффективностью использовать все свои возможности.

Мы продолжаем публикации о готовности вузов к приёмной кампании в 2020 году. На вопросы отвечает ректор ДагГАУ Зайдин Джамбулатов.

– Что вы думаете о нынешней ситуации с пандемией коронавируса, которая охватила весь мир?

– Первый урок я получил ещё 14 лет назад, когда был птичий грипп. Тогда уже я понял, к чему нас привела глобализация. То есть такие биологические процессы всегда происходили в мире. Но сегодня изменилось что? Скорость перемещения продуктов, концентрация людей и индустриальное воздействие человека на экологию. Эти факторы  повлияли на распространение инфекции. И то, что все вирусы возникают в юго-восточной Азии – это закономерно, потому что там есть все благоприятные условия для их возникновения и распространения. У нас есть выдающийся учёный Шамиль Алиев. Когда я спросил, как он понимает ситуацию с птичьим гриппом, он мне ответил гениальной формулой: это изменение соотношения одного порядка цифр по отношению к другим. Это подходит и к коронавирусной инфекции. Ускорилось перемещение вируса – сегодня за 5–6 часов он окажется там, куда раньше доходил бы медленнее. Второй момент – демографический. Посмотрите, каков процент пожилых людей, кому за 80 лет, в Италии и Испании.

Хочу сказать, что консерватизм российской медицины пошёл нам на пользу. Санэпиднадзор никак в страховую медицину не загонишь. А эти страны развитого капитализма подогнали медицину под экономику. Кроме Германии – там медицина по-другому развивается, немцы больше потратили на профилактику, и там количество умирающих меньше.

Что касается протестного отношения людей к ограничениям, установленным из-за коронавируса – они будут в любой ситуации из-за общего неудовлетворения населения своим экономическим положением. Оказалось, что огромное количество людей отодвинуто от собственности. Сегодня земля в непонятном статусе. На неё собственность вроде есть, а вроде нет. Крупные государственные предприятия оказались неконкурентоспособными, учитывая появление индустриальных гигантов. В итоге наш человек потерял ориентир. Дагестанцам нужно право собственности пользования землей, гармонизировать отношения между собой, забыть национальный вопрос перед законом о собственности и свободе.

В чём заключается свобода человека? Не в том, чтобы делать всё, что он пожелает. Я, к примеру, за жёсткое ограничение посещения мечетей в сегодняшней ситуации. Потому что перед вирусом человек несвободен. Вот если бы он гарантированно каждый день сдавал анализы, заходил бы со справкой в мечеть – тогда пожалуйста.  Но поскольку это нереально, то я уверен, что и Всевышний принял бы такое решение – не подвергать риску народ.

– В современном мире идёт интенсивный процесс внедрения новых профессий, связанных с высокими технологиями, компьютерными разработками, Интернетом. Ведётся ли в вашем вузе подготовка специалистов, которых не было ещё лет 10 назад? Насколько ваш вуз готов перестраиваться? Сколько времени требуется на подготовку преподавателей, разработку учебных программ и пособий по одной специальности?

– Спросите у любого выпускника Стэнфорда или Оксфорда, он вам скажет – если у экономики нет потребности в высококлассных специалистах, то она их не принимает. До тех пор, пока в республике не будет предпринята технологическая, инженерная революция, пока не создадим экономическую безопасность для инвестора, пока у нас не будут создаваться точки роста на принципах свободного обращения с капиталом, а не на праве сильного, то экономика развиваться не будет. Мы, как вуз, отвечаем в этом процессе за обучение людей управлению и созданию добавочного продукта в АПК. Первое, что нужно сделать для развития аграрного сектора экономики – сохранить и переработать что имеем. Любой рентабельный проект в сфере животноводства и растениеводства в Ставропольском и Краснодарском крае оправдывает себя на 7–11 год. Кто ждёт, что сегодня посадил – а завтра будет прибыль, тот неправ. Да, есть высокомаржинальные зоны, но там нужны большие инвестиции.

Мы говорим о цифровых технологиях. Кто против, чтобы в Дагестане ходили комбайны без комбайнеров? Их нужно подготавливать, платить им зарплату, а можно ведь сэкономить. Но это неправильное решение – потому что нам нужны не огромные комбайны, а компактные. Их хватит для того чтобы собрать свои 60–70 тысяч тонн риса и несколько сот тысяч тонн других зерновых. Поэтому мы можем подготовить комбайнеров для тех, кому они нужны. Наш вуз на третьем месте в России по обновлению лабораторного и демонстрационного оборудования. В 2020 году запущены новейшие учебно-лабораторные комплексы – лаборатории электротехники, беспилотного управления, GPS-позиционирования.

– Сегодня абитуриенты всё больше предпочитают престижности избираемой профессии её востребованность. Трудоустройство после окончания вуза – не такой уж отдалённый вопрос. Насколько специальности, к которым вы готовите молодых людей, востребованы на рынке труда? Какие перспективы вы обещаете своим потенциальным студентам?

– Грамотные, способные выпускники находят работу практически сразу. Как только они оканчивают университет, работодатели забирают их. Наши студенты знают, как выращивать высокоэффективные семена, кормовые культуры – такие специалисты востребованы в крупных холдингах, скажем, в Воронежской или Липецкой областях. То же самое могу сказать и о ветеринарных врачах, зоотехниках, агрономах, механизаторах. У нас 200 студентов прошли практику в Германии – изучили цепочки перемещения продукции в агрокооперации. Они знают, как делать мелиорацию на рисовых чеках. А это очень тонкая работа, там каждый миллиметр может решить всё.

– Месяц самоизоляции и     невозможность работать в офисе, в команде, в непосредственном контакте с коллективом, возможно, повлияет на выбор многих выпускников, заставит их пересмотреть приоритеты. Работа на удалёнке, вне офиса – наиболее востребованный вид занятости на сегодня. Пересмотрите ли вы в связи с этим свои учебные планы, появятся ли новые предложения?

– У нас давно была программа по дистанционному обучению. И те, кто работает сегодня по специальности – это самые ценные люди. Потому что они задают вопросы, которые нужны на производстве. Поэтому для них, особенно для заочников, давно уже имеем свою программу. Она загружена на 25%, и как раз за этот месяц заработает в полную силу. Так что во время самоизоляции в качестве образования наш студент не пострадает. Более того, как только мы почувствовали, что наступает нефтяная проблема, к ней прибавился коронавирус, мы предприняли определённые шаги, чтобы стимулировать студентов. Все, кто поступает на факультет сельского, лесного и рыбного хозяйства сразу будет получать стипендию размером в 5 тысяч рублей. Чтобы у студента была мотивация хорошо учиться, то есть мы создаём стартовые условия.

 

– Дуальная модель образования становится всё популярнее в мире, особенно в Европе. Есть ли вероятность его внедрения в нашей образовательной системе и как вы к этому относитесь? Насколько наши вузы к этому готовы?

– О дуальном образовании – его можно рассматривать под разными углами. Как студенту лучше получать знания – слушать лекции по два часа в аудитории или на практике? Я, например, за то чтобы студенту выдавался пакет лекций и он сам выбирал, когда ему прийти к преподавателю, задать ему вопросы. Главное, чтобы студент потом показал, что он усвоил. Кстати, могу сказать, что наши выпускники неплохо себя в коридорах власти чувствуют. А разве обучение управлению – это не дуальность? Разве пользование цифровыми элементами – не дуальность? К примеру, вы приехали в село, и люди жалуются, что здесь летает американская белая бабочка. А таких паразитов – около 10 тысяч, и против каждого минимум 300 препаратов. Откуда у скромного агронома из села возможность узнать, какой именно это вид и как с ним бороться? А сегодня появились электронные платформы – агроном скидывает фото и сразу же получает ответ. То есть наша задача – предоставлять таким маленьким производителям то, чего им не хватает. Кроме того, мы готовы научить, показать, как в условиях села зарабатывать за два часа столько, сколько составляет сегодня средняя зарплата бюджетного работника. Вырастить экологических кур, организовать агротуризм – во всём этом есть свои технологии. На плоскости можно создать только индустриальную экономику. А в горах фитогод составляет 4–5 месяцев. За это время производитель должен долечить, докормить, довырастить. И наша задача – научить настраивать эту систему. Вот в чём наша дуальность.

– Каким критериям должен соответствовать сегодняшний абитуриент/студент? Есть ли особые качества, которыми должен обладать студент именно вашего вуза?

– Главные качества, которыми должен обладать наш студент – это уметь продавать свои знания и умения и быть полезным государству. Он должен социально вписываться в любую среду в избранной профессии. Должен моментально реагировать на конъюнктуру и быть добропорядочным бизнесменом. Мы его должны научить правильному взаимоотношению с государством. У нас есть Центр консультирования, сейчас там почти две тысячи проектов. Мы готовы предоставить модель маржинального поведения для любой деятельности, учитывая все особенности. Почему буксуют наши производители в горах? Там же великолепные продукты. Объёма нет. Они талантливые производители, но не умеют продавать.

Лицензия №1714 от 21 октября 2015 г. Серия 90Л01 №0008733.
Свид-во о гос. аккр. 3251 от 2 октября 2019 г. Серия 90А01 № 0003413

Источник: chernovik.net

Прокомментировать